Почему власти США хотят разоружить своих граждан

Почему власти США хотят разоружить своих граждан0
29 июля Палата представителей США приняла законопроект о запрете на «штурмовое оружие», под которым понимаются самозарядные винтовки с отъёмными магазинами. Слушания проходили очень напряжённо, в итоге билль был принят 217 голосами «за», при 213 «против». За запрет голосовали, в основном, демократы, против него – преимущественно республиканцы.

Теперь законопроекту нужно пройти ещё слушания в Сенате, где потребуется набрать 60 голосов депутатов из 100. Ожидается, что этого не произойдёт, так как в Сенате господствуют республиканцы, но случается всякое. Если же билль успешно пройдёт Сенат, то Байден подпишет его без вопросов (если, конечно, найдёт, куда ставить подпись).

В самой вооружённой, во всех смыслах, стране мира регулярно делаются попытки ограничить количество «стволов» на руках у населения, а иные политики предлагают и вовсе изъять оные. В середине прошлого века поводами для запретов служили убийства высокопоставленных лиц – например, братьев Кеннеди, президента Джона и кандидата в президенты Роберта – но к восьмидесятым нашлась более «демократичная» причина: зарождающаяся «мода» на массовые убийства.

Конкретно законопроект, принятый 29 июля, был предложен под впечатлением от двух самых громких (пока что) случаев этого года. 14 мая произошёл расстрел в Буффало, где юноша-расист пошёл в супермаркет на охоту за чернокожими и убил 10 человек, а 24 мая в Увальде, штат Техас, от руки ещё одного молодого психа погибли 19 младшеклассников и 2 учителя. В обоих случаях, как и в сотнях (именно сотнях) подобных же массовых расправ до и после этих двух, убийцы-одиночки были вооружены самозарядными винтовками.

Тем не менее ряд моментов заставляет усомниться в том, что демократические конгрессмены, которые продвигают запрет на ружья, действительно пекутся о безопасности простых американцев.

«Таких винтовок много, но эта – моя!»

Так называемый «Assault Weapons Ban» федерального значения уже действовал в США в период 1994-2004 гг. В закон был внесён пункт о том, что по истечении десяти лет, срок действия должен продлеваться специальным голосованием, но когда до него дошло, сторонникам запрета не удалось добиться преимущества, и он утратил силу.

Результаты запрета оказались достаточно спорными. В духе столь любимой либералами присказки про «важно, как подсчитают», оценки эффективности «винтовочного запрета» сильно зависят от политических позиций оценивающего и, соответственно, его методологии.

С одной стороны, запрет, действительно, оказался относительно эффективен в качестве средства против массовых расстрелов, каковыми в американской уголовной практике считаются инциденты, количество пострадавших в которых превышает 4 человека. Так, согласно одному из исследований, в последние несколько лет перед запретом в массовых расстрелах погибали 7 человек в год, а в период его действия – 5 человек. Для сравнения, в период 2004-2017 гг., количество жертв увеличилось до 25 человек в год.

Но при этом, то же самое исследование не даёт цифр по раненым в ходе массовых расстрелов, а ещё, статисты честно заявляют, что не уверены в снижении частоты самих инцидентов. Стоит добавить и то, что самое распиаренное вооружённое нападение на американскую школу – расстрел в «Колумбайн» 20 апреля 1999 г., в котором от рук двух подростков погибли 12 человек – произошло в период действия запрета.

Сколько-нибудь авторитетных данных о том, как запрет винтовок повлиял на смертность во время «немассовых», «интимных» перестрелок – таких данных нет. Зато есть данные, что на частоту использования «стволов» уличными преступниками запрет не повлиял никак. Это неудивительно, так как основным оружием американского «романтика с большой дороги» является не М16, а дешёвый и низкокачественный, но компактный пистолет или револьвер, который легко спрятать в карман.

Не будучи «штурмовым оружием», пистолеты под федеральный запрет не попали. Кроме того, запрет не имел действия на те «стволы», которые были приобретены до его введения. Наконец, из-за специфики текста закона, перечислявшего ряд конкретных признаков «штурмового оружия» (пистолетная рукоятка, складной приклад и т.д.), даже некоторые вполне себе боевые образцы, как карабин М1 или винтовка М14, просто не могли попасть под запрет – у них не было данных признаков.

Правда, производителям различных вариаций винтовки Стоунера всё же пришлось выкручиваться, чтобы продолжить поставки на гражданский рынок. В поисках путей обхода законодательного запрета, некоторые из промышленников дошли до совершенно комичных «обрезов» М16, вроде того, что показан на фото к этой статье. Очевидно, что такого рода конструкции не имели коммерческого успеха, другое дело – «косметически» модернизированные винтовки с изменённой внешней фурнитурой и магазинами уменьшенной ёмкости, которые уже не попадали под действие закона, но оставались функциональным оружием.

«Я и моя винтовка – мы защитники нашей страны!»

Вполне понятно, почему «выдохшийся» в 2004 г. запрет не получил продления. Сам по себе, закон был «дырявым», и достаточно легко обходился. Но даже при этом, у него было множество противников: стрелки-спортсмены, энтузиасты вооружённой самообороны, производители оружия – все эти группы не только многочисленны, но и объединены в разного рода официальные ассоциации, часть которых имеет своих лоббистов в Конгрессе.

Против запрета «штурмового оружия» (и вообще любых попыток ограничить владение определёнными типами оружия) играет ещё и наличествующий в американском обществе консенсус о том, что людей убивают не ружья, а другие люди. Согласно большинству опросов, легальные владельцы «стволов» широко поддерживают (и правильно, в общем-то) идею ужесточения контроля за выдачей лицензий, более глубоких проверок криминального прошлого и психического здоровья желающих приобрести оружие. Впрочем, попытки провести федеральные ограничения с этой стороны проблемы тоже делались неоднократно, но успеха не имели.

В каких же условиях демократы пытаются протащить свой новый законопроект? В том, что за последние годы частота массовых убийств в США увеличилась, нет никаких сомнений: по сравнению с 323 инцидентами в 2018 г., в 2021 произошло 693, людские потери убитыми и ранеными также удвоились.

Но также наблюдается и масштабный рост уличной преступности как таковой, в том числе и вооружённых нападений, как на людей, так и на жилища. Интернет полон видео перестрелок в общественном транспорте, магазинах, просто на улицах средь бела дня. Привести тут какую-либо авторитетную статистику трудно, но речь именно о росте в разы, которому поспособствовал ряд факторов: увеличение нелегальной иммиграции, связанное с нею увеличение криминального трафика (особенно, в южных штатах), кадровый и финансовый голод полицейских департаментов.

Забавно, что эти явления стали возможны как раз благодаря политике самой Демпартии и её функционеров на федеральных и региональных постах. Оружие становится реальным инструментом выживания добропорядочного гражданина в «цитадели демократии» – но именно его, а не криминалитет, продвигаемый демократами запрет коснётся в первую очередь.

Сторонники законопроекта аргументируют, что число зарегистрированных случаев успешного применения оружия для самообороны не превышает 0,1% от общего количества преступлений. Кроме того, с их слов, существующая система лицензирования оружия ущемляет чернокожее население, которому якобы сложнее приобрести легальное оружие. Противники запрета, в свою очередь, приводят данные анонимных опросов, согласно которым самооборона с оружием насчитывает миллионы эпизодов по всей стране, после которых никто не обращался в полицию – и эта версия кажется вполне реалистичной.

На фоне событий прошедшей недели, всё громче становится ропот о том, что Демпартия готовит пошаговое тотальное разоружение населения для установления своей диктатуры. Противники демократов напоминают о Второй поправке к Конституции США, где записано, что вооружённое ополчение служит лучшей гарантией от «тирании».

Демократы, и в самом деле, опасаются вооружённой массовки своих политических оппонентов – и недаром. После скандального рейда на поместье Трампа, ФБР отметила участившиеся в соцсетях призывы к «вооружённому восстанию» и убийствам федеральных агентов.

Только 11 августа вооружённый неизвестный напал на здание ФБР в Цинциннати, а уже вчера, 15 августа, ещё один вооружённый американец погиб при попытке прорваться к Капитолию. Достоверно принадлежность хотя бы одного из нападавших к трампистам не установлена, но в нынешней обстановке «предчувствия гражданской войны» политическая мотивация их поступков никого бы не удивила, а многих – ещё и вдохновила бы на подобные же «подвиги».

  • Автор: Михаил Токмаков

Источник topcor.ru

Яндекс.Метрика