Россияне оказались не готовы вшивать себе чипы, как шведы

Скандинавы ходят с чипами с 2014 года

Как минимум 100 тысяч человек в России будут, наверное, не против вживления себе под кожу QR-кодов. Именно столько у нас в стране сторонников биохинга — биотехнологических модификаций организма.

А тем временем, пока у нас только хотят, шесть тысяч шведов уже вживили себе в руку COVID-паспорта. Для облегчения идентификаций граждан и проверки их иммунного статуса.

Россияне оказались не готовы вшивать себе чипы, как шведы

Фото: АГН «Москва»

После того как чип разместили под кожу, достаточно поднести к руке сканирующее устройство, которое считает всю находящуюся на нем информацию. На этих же чипах можно хранить абсолютно любые документы, от проездных до карточки в фитнес-клуб, и даже электронный ключ от квартиры. Паспорта и водительские удостоверения — вообще без проблем.

Разработчики уверяют, что процедура полностью обратима, и в любой момент чип легко извлечь обратно без каких-либо последствий для организма. Имплантированный гаджет величиной с рисовое зёрнышко сможет прочитать любое устройство, использующее протокол связи ближнего поля (NFC).

Собственно говоря, вживляемый в руку микрочип, на который заносится ещё и обновляемая информация о прививках и бустерах, в остальных отношениях ни разу ни ноу-хау. В вопросе чипизации народонаселения Швеция — мировой лидер с 2014-го. Именно тогда были поставлены под кожу первые чипы.

Процедура стоит от 180 долларов США. Чип имплантируют чуть выше большого пальца устройством, идентичным обычному шприцу для вакцинации.

«Чип совершенно пассивный, у него нет источника энергии. Когда вы подносите его к считывающему устройству, чип отправляет обратно ID, который сообщает считывающему устройству, что это за чип», — говорится у разработчиков. Они же поначалу гарантировали, что нововведение не станет отслеживать перемещения своего хозяина, а также влиять на его поведение и психику. Не то, чтобы это было совсем невозможно технологически, просто неэтично. Однако в наше коронавирусное время проблемы этичности, как известно, отходят на задний план.

Сперва, когда эта технология только внедрялась, и о COVID-паспортах речь не шла, опасались за сохранение в целостности и неприкосновенности персональных данных человека, так как извлечь эту информацию из микрочипов хоть и сложнее, чем из компьютеров, но вполне возможно. Тем более, когда эти сведения люди все время носят с собой.

То ли шведы сами по себе такие спокойные, то ли их жареный петух ещё не клевал, но, в общем-то, они по поводу своей конфиденциальности особо не парились, так как по статистике и опросам «безусловно доверяют своему правительству, своим компаниям и своим банкам». Номера мобильных телефонов здесь доступны в открытых онлайн-базах, при желании можно узнать зарплаты коллег или друзей, просто запросив эти сведения в налоговой.

Либбертон, шведский микробиолог, работающий в области научной коммуникации, ещё в самом начале повального увлечения сограждан чипами предупреждал, что одной из главных проблем может являться и то, что их можно использовать для несанкционированного получения данных о нашем физическом здоровье и физических функциях.

«Поскольку чип имплантирован в ваше тело, чем больше связанной со здоровьем информации используется и передается через него, чем больше опасений вызывает необходимость защищать этот дополнительный слой приватных данных».

А как с этим обстоят дела в России? Как ни странно, поклонников чипирования у нас не меньше, чем у шведов — примерно 100 тысяч человек. Это приверженцы биохакинга, как способа улучшить свой организм при помощи новых технологий, в том числе и внедрением под кожу гаджетов, но не только для удобства хранения всех документов, а и для отслеживания состояния здоровья.

Есть обычные сторонники ЗОЖ, но есть и радикальные биохакеры, которые ждут не дождутся, когда будут не просто вживлять чипы, но и разрешат редактировать геном, так как это, с их точки зрения, должно привести к неопределенно долгой продолжительности жизни и, возможно, в перспективе даже к бессмертию. Не обязательно физическому, можно и виртуальному.

Первопроходцем отечественного биохакинга считают Сергея Фаге, американского бизнесмена русского происхождения из Кремниевой долины. На него буквально молились его адепты, хотя не все могли, как он, вложить в технологическое переустройство своего организма более 200 тысяч долларов. Сергей также прославился употреблением различных разрешённых и запрещенных веществ, повышающим его биопотенциал, использовал секс как инструмент биохакинга, питался раз в день кетоновыми эфирами.

В сентябре этого года Фаге был задержан в московском аэропорту, при себе у него были обнаружены амфетамины и бумаги, пропитанные ЛСД, их он ввез якобы для личного пользования. 

Впрочем, его сторонников это не смутило. И меньше их не стало. К прошлому году в России чипы под кожу уже вшили себе более 300 человек. Тут нам до шведов, конечно, далековато. Есть и дешевые китайские варианты чуть меньше 5 тысяч рублей (их можно также вставлять животным), есть и продвинутые, светящиеся, когда на них направлено сканирующее устройство — они обходятся в 15 тысяч рублей и вызывают восторг у покупателей. «Когда из-под кожи начинает что-то светиться, вид получается совершенно фантастический, причём можно выбрать один из четырёх цветов», — рассказывает москвичка Лана. Топовые наборы обойдутся примерно в 75 тысяч. Присоединение к этим устройствам ещё и QR-информации — вообще не проблема. 

Многие вживляют чип себе самостоятельно, если в комплекте есть обезболивающее, но нужно понимать, что это всегда риск, можно задеть нерв или повредить вену. Тем более, что в любом тату-салоне это выйдет всего в пару тысяч рублей.

Алексей — один из приверженцев биохакинга. Мы расспросили его, что он думает по поводу чипирования (на данный момент чипа у него в руке нет) и улучшения качества и продления жизни.

Алексей рассказал, что подсел на биохакинг в 2006 году, когда прочитал роман «Трансчеловек». Самого слова биохакер тогда еще не было, однако чипы, изменение генома, приём биоактивных добавок, в общем, 90% того , что сегодня называют биохакингом, было описано уже в то время. Сам Алексей тогда ещё учился в школе. Но с тех пор он, что называется, в теме.

«Вживление чипа позволяет существенно сократить возню с пластиковыми картами, — уверен молодой человек. — Я однозначно выступаю в ее поддержку. Что касается редактирования генома, то я с нетерпением жду результатов клинических испытаний на людях и удешевления технологии».

— В эпоху пандемии, как говорят, биохакинг получил дополнительный толчок к развитию. Так ли это?

— Многих людей коронавирус поместил в реальность, где биохакеры живут уже почти 20 лет. Как и биохакеры люди теперь регулярно сдают анализы, острее понимают, что чем они старше, тем вирус для них опасней.

Они понимают, что безобидные возрастные изменения, с которым раньше можно было спокойно жить, (преддиабет, ожирение), теперь представляют реальную угрозу их будущему. Тяжело перенесшие коронавирус осознают, что либо им придется жить с меньшим уровнем жизненных сил, когнитивных возможностей, чем раньше, либо уже сейчас начнут искать способы расширить свои возможности.

Активное течение биохакинга открыто к риску экспериментальной фармакологии, новых технологий. Так, например, ряд биохакеров идут добровольцами в клинические испытания лекарств, модифицирующих ДНК человека.

Я занимаю промежуточное положение и стараюсь быть в курсе всех возможностей».

По опросам, некоторые (немногие) россияне действительно не видят какой-то опасности жизни с чипом: «взмахнул пальцем и расплатился в магазине, а то я карточки постоянно теряю». «У нас и так есть паспорта, ИНН, СНИЛС, если к ним ещё и добавится QR-код, ничего страшного в этом не нахожу. Кому надо, тот и так про нас все знает».

Однако других все же напрягает сама мысль о том, что бородатый анекдот про 5G в человеке потихоньку становится реальностью.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика